Новости
30/09/2019
О диагностике крупного рогатого скота на нодулярный дерматит

 

О диагностике крупного рогатого скота на нодулярный дерматит

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота (кожная бугорчатка, кожно-узелковая сыпь, узелковая экзантема), болезнь «кожного отека» у буйволов (Dermatitis nodularis bovum) – инфекционная болезнь крупного рогатого скота, сопровождающаяся лихорадкой, отеком подкожной соединительной ткани и органов, образованием кожных узлов, поражением глаз, слизистой оболочки дыхательного и пищеварительного трактов.

Экономический ущерб. Летальность при нодулярном дерматите крупного рогатого скота не превышает 10%. В то же время, по данным ряда авторов, экономический ущерб значительный ввиду того, что снижается молочная и мясная продуктивность, качество кожевенного сырья, нарушается половая цикличность у коров, а у быков развивается временная половая стерильность.

В естественных условиях к нодулярному дерматиту наиболее восприимчив крупный рогатый скот, особенно культурных пород, а также зебу.

Источником вируса являются больные животные и вирусоносители – животные в скрытом периоде заболевания и оставшиеся после переболевания. При первичном возникновении болезни в стаде поражается от 5 до 50%, в отдельных случаях до 75–100% животных, особенно среди скота европейских пород. У 50% заболевших животных можно наблюдать типичные признаки болезни. Чаще болезнь протекает подостро и хронически, поражая животных обоего пола всех возрастов и пород. Нодулярный дерматит передается животным в основном трансмиссивно кровососущими насекомыми, комарами, москитамии мухами. Об этом свидетельствуют обнаружение вируса в крови 22 дня спустя после появления у животных симптомов болезни и сезонный характер болезни. Наибольшее количество больных животных регистрируется там, где много кровососущих насекомых. Вирус могут переносить птицы, в частности цапли.

В окружающую среду вирус попадает с отторгаемыми кусочками пораженной кожи и с вируссодержащими молоком, спермой, слюной и кровью. Со спермой он продолжает выделяться два месяца после клинического выздоровления. В уплотненных кожных узлах его можно обнаружить в течение четырех месяцев с момента их образования.

Цельная кровь забирается в пробирку с 6% ЭДТА из расчета 50 мкл раствора ЭДГА на 1 мл крови, закрытую пробирку с кровью несколько раз переворачивают. Для получения сыворотки забирают кровь в пробирку без антикоагулянта. Помимо крови, в качестве исследуемого материала также используют фрагменты тканей и органов (нодулы, селезенка, лимфатические узлы), которые отбирают в стерильный контейнер. Для подготовки пробы к проведению полимеразной цепной реакции используют различные методики, с помощью которых осуществляют экстракцию ДНК из полученных образцов сыворотки крови животных и удалении или нейтрализации посторонних примесей для получения препарата ДНК с чистотой, пригодной для проведения полимеразной цепной реакции.


Особая сложность диагностики нодулярного дерматита заключается в том, что его симптомы схожи с проявлениями крапивницы, дерматофилеза, оспы, демодекоза и лимфонгита, а ДНК вирусного агента очень схожи с оспой овец и коз. Однако наличие тест системы «ПЦР-НОДУЛЯРНЫЙ ДЕРМАТИТ КРС-ФАКТОР», предназначенная для выявления ДНК вируса нодулярного дерматита (Lumpy skin disease virus (LSDV)) в биологическом материале (фрагменты тканей и органов, цельная кровь, мазки со слизистых конъюнктивы и ротоглотки, молоко, сперма) методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с флуоресцентной детекцией в режиме реального времени в присутствии экзогенного внутреннего положительного контроля.

Тест-система «ПЦР-НОДУЛЯРНЫЙ ДЕРМАТИТ КРС -ФАКТОР» позволяет очень быстро, точно и надежно диагностировать нодулярный дерматит за счет амплификации конкретного гена и предотвратить возможные экономические потери.

Личный кабинет